Для Анастасии Даниленко областью реализации в искусстве стала портретная живопись, но в то же время традиционным портретистом Даниленко, как раз, назвать нельзя.

«Я пишу образы и формы. Цветовые пятна и линии. У моих персонажей на картинах закрыты глаза. Не глядя человеку в глаза мы видим гораздо больше» — говорит Анастасия.

Её портреты — это, скорее, работы о взаимоотношении с миром. Портреты Анастасии исповедальны, независимо от самого запечатлённого образа. Художницу волнует не столько конкретный облик, сколько сама суть той оболочки, которая скрывает в себе человека. Образную нагрузку несет жест, уже само общее положение тела.

Прописанные черты лица вводят в заблуждение, отвлекают от главного — состояния. Удивительным образом повторяющиеся композиции и палитры каждый раз являют новое духовное измерение. Работы Анастасии медитативны и воскрешают вспоминания об изображениях Будды, предстающего чаще всего с закрытыми глазами. Это концентрация на какие-то внутренние ощущения и создает эмоциональную напряженность её картин. Отказ от конкретных, внешних впечатлений придает её образам загадочность.
Через пластику, предельно лаконичные трактовки, цвет с весьма ограниченной палитрой, она воплощает атмосферу углубленного размышления.

Анастасия Даниленко всегда начинает с чёрного цвета, закрашивая всю поверхность холста черной краской и по нему пишет излюбленной гаммой зеленых, розовых колеров. Этот прием «черного холста» обусловлен и технологическими, и психологическими мотивами. На чёрном подмалёвке цвета звучат насыщенно, у изображения появляется чёрный контур и жёсткая структура. Из этого чёрного небытия и своего подсознания Анастасия, как скульптор, высекает манящие и цепляющие своей откровенностью образы.